Голиков Иван Иванович

Голиков, Иван Иванович, принадлежит к числу россиян, живших пламенной любовью к Отечеству и приобретших известность трудами, полезными для государства. Рожденный в Курске в 1734 году, этот необыкновенный человек, сын купца, без всякого образования, с природным, изыскательным умом, соединял редкое терпение и, вместе, ловкость достигать предположенной цели отысканием источников, откуда он почерпал любопытные сведения, которые, без него, погибли бы для потомства.

Он учился у дьячка только русской грамоте; читал церковные книги и жития Святых Отцов, описанные в Четьих-Минеях и переделывал их в панегирики. В числе посещавших отца его, человека зажиточного, находился ахимандрит Курского Знаменского монастыря Михаил, который служил прежде полковым священником и участвовал в разных походах Петра I. «Записки» этого архимандрита возродили в пылком юноше желание подробнее ухнать знаменитые подвиги великого монарха; но в то время не было книжных лавок в Курске и любопытство Голикова не могло быть удовлетворено: все сведения для него о Петре, ограничивались одними тетрадями Михайловыми.

Между тем, торговые дела отца его приняли дурной оборот: для оплаты долгов отдал он сына в услужение московским купцам Журавлевым. Голикову тогда было 17 лет. В Москве достал он рукописную «Летопись о зачатии и рождении Петра Великого» и «Рассуждение о причинах войны с Карлом XII» Шафирова. Эти сочинения усилили страсть его к собиранию материалов о нашем преобразователе. В 1752 году Голиков был отправлен Журавлевыми в Оренбург, которым управлял тогда любимец Петров, действительный тайный советник Иван Иванович Неплюев, рассказы которого Голиков записывал. В Оренбурге он познакомился со служившим при Неплюеве Рычкове, который сообщил «Журнал Персидского похода Петра Великого» и разные «Записки» о нем.

Из Оренбурга Голиков был послан Журавлевыми в Петербург, где познакомился с Крекшиным, который служил при Петре Великом и имел драгоценное собрание собственноручных бумаг государя. Он познакомился тогда и с другим современником Петра, Александром Даниловичем Татищевым.

В 1761 году Голиков рассчитался с Журавлевыми и приехал снова в Петербург для участия в делах комиссии для составления нового Уложения, в звании депутата Белгородской провинции. Это назначение открыло ему вход в дома многих вельмож, современных Петру, которые обогатили его те только изустными преданиями, но и разными достопримечательными записками, указами, инструкциями и письмами Петра I.

Так было более двадцати лет, до того, как его постигло, по торговле, несчастье: он был заключен в тюрьму, предан суду и избавлен (в 1782 году) от тяжкого наказания милостивым манифестом, обнародованным императрицей Екатериной II по случаю открытия в Санкт-Петербурге памятника Петру Великому. Голиков, получив свободу, поспешил прежде всего в церковь. Оттуда он в тот самый день отправился к бронзовому изображению монарха и у подножия оного произнес всенародно клятву написать историю Петра.

С этой торжественной минуты отказался он от купеческих занятий и, удалясь в Москву, приступил к исполнению своего благодарного обета. Государыня, узнав о похвальном намерении Голикова, Высочайше повелела открыть ему все архивы. В особенности он много почерпнул из Московского архива и Коллегии Иностранных дел. В 1790 году напечатан XII том «Деяний Петра Великого», к которым издал он еще 18 томов Дополнений.

Винят его в пристрастии, в том, что он писал свою историю слогом более ораторским, нежели повествовательным и наполнил ее сторонними, совершенно не нужными рассказами; но, в оправдание Голикова приведем здесь собственные слова его, помещенные в предисловии: «я совсем не историк; но только собиратель во-едино дел Петровых и благодарный повествователь оных».

Голиков начал писать и «Жизнеописания любимцев Петра Великого»; но все его рукописи, доставшиеся Василию Ивановичу Каразину (который был женат на внучке Ивана Ивановича), к